ruenfrdeitptes

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Повышение уровня кортизола в слюне в течение III триместра беременности ассоциируется с большим приростом доли жировой ткани у потомства в первые 6 мес жизни.

Руководитель исследовательской группы Соня Энтрингер (Sonja Entringer) из Института медицинской психологии клинического комплекса «Шарите» (Charité Universitätsmedizin), Берлин, Германия, а также ее коллеги из Калифорнийского университета (University of California), Ирвайн, США, пришли к таким выводам в результате обследования 67 беременных и затем их потомства в течение первых 6 мес жизни.

По словам С. Энтрингер, особого внимания заслуживает тот факт, что вышеуказанная ассоциация выявлена исключительно для III триместра беременности. Как известно, чувствительность преадипоцитов плода к кортикостероидам прогрессивно возрастает в течение всего внутриутробного периода развития. Таким образом, к III триместру беременности этот параметр достигает максимума. С учетом того, что в это время адипогенез плода также достигает своего пика, можно предположить, что именно III триместр — наиболее чувствительный период в плане «программирования» адипоцитов плода с помощью влияния глюкокортикоидов.

Напомним, что у человека способность формировать новые адипоциты существует в III триместр внутриутробного развития и ранний постнатальный период, а затем с возрастом утрачивается. Именно потому внимание специалистов, изучающих вопросы ожирения и избыточной массы тела, приковано сейчас к выявлению факторов риска развития таких патологий уже во внутриутробный период.

Авторы исследования проанализировали связь между уровнем кортизола в слюне беременных на разных сроках беременности (13; 24 и 30 нед) и долей жировой ткани в организме их потомства в течение первого полугодия жизни. Последний показатель оценивали с помощью метода двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии в период новорожденности (25-е сутки жизни) и в возрасте 6 мес.

Как и ожидалось, уровень кортизола постепенно возрастал к III триместру беременности. Что касается доли жировой ткани в организме детей, то у новорожденных этот показатель составлял в среднем 14,5%, а к 6 мес достигал 32,4%. Однако в отношении прироста жировой ткани в первые 6 мес жизни выявлена существенная вариативность.

После выравнивания по ключевым пре-, пери- и постнатальным ковариатам установлена сильная положительная ассоциация между уровнем кортизола в слюне беременных в III триместр и приростом доли жировой ткани в организме потомства в первые 6 мес жизни. Аналогичных ассоциаций для более ранних сроков беременностей не выявлено.

Описанный эффект не зависит от пола потомства. Также не определено достоверных связей между уровнем кортизола в слюне беременной и соотношением массы тела к длине тела как при рождении, так и в возрасте 6 мес.

Известно, что темп прироста доли жировой ткани в ранний постнатальный период является одним из основных предикторов развития ожирения и избыточной массы тела в будущем. Таким образом, результаты данного исследования позволяют предположить наличие связи между стрессами, которые испытывает женщина в период беременности, и риском развития ожирения у ее потомства, подвергающегося действию более высокого уровня кортизола в III триместр гестации.

В будущем авторы планируют продолжить работу, концентрируясь в частности на вопросах выявления основных детерминант повышения уровня кортизола у беременных, среди которых, предположительно, могут быть: осложнения беременности, погрешности в питании беременной, вредные привычки, психосоциальное воздействие. Определение таких факторов позволило бы в дальнейшем разрабатывать и внедрять целевые мероприятия, направленные на предупреждение или ослабление негативных последствий влияния высокого уровня кортизола в организме беременных на риск развития ожирения у потомства.

Алина Жигунова

источник umj.com.ua